Дирекция ООПТ
Легенды Иремеля: «Священная гора»

Иремельский горный массив из степей Зауралья виден издалека. В любое время года, зимой и летом, днем и ночью он притягивает к себе взоры кочевников.

 Рано утром, выйдя из своих юрт, поеживаясь от предутреннего холодка, башкиры невольно бросали взгляд на запад – на горы, где вдруг вспыхнет в небе, в лучах восходящего солнца оголенная вершина высокой таинственной горы. Вспыхнет и повиснет на некоторое время в небе как какое-то неземное небесное тело. Основание горы в предутренних сумерках остается невидимым. С каждой минутой светящаяся вершина растет вниз, приближаясь к своему основанию! И вот уже вся гольцовая зона сияет в лучах утреннего солнца.

Потом, уже днем, перегоняя табуны лошадей по степным увалам и отрогам гор Зауралья, как не посмотришь десяток раз на такую величавую, гордо вознесшуюся в небо, горную вершину, в тесной семье других, хотя и более низких, но тоже скалистых с гольцовыми обнажениями гор. Поздно вечером, у ночного костра, окруженного сбившимися в кучу табуном лошадей, тоже невольно посмотришь, да еще не раз, на северо-запад, где подсвеченная сзади лучами закатной зари четко выделяется на горизонте все также загадочная и таинственная Иремель. В любую погоду: и в ясный солнечный день, когда вершина Иремели как бы сама излучает солнечные лучи и поэтому видна особенно далеко; и когда вершина ее клубится тучами и молнии беспрестанно секут и хлещут ее, всегда невольно все смотрят на этот горный массив.

Зимой она поражает всех своим холодным блеском, – пугает неземным холодом. Весной и осенью манит белоснежными языками снежников. Далекая и близкая, она всегда на глазах у всех. Кто кочует далеко от Иремели и не может видеть ее, до тех доходит молва об этой горе.

Все, что случалось в жизни башкир, невольно связывалось с Иремелью. Туда уходит на ночь солнце. Там где-то прячется день. Там возникает первый утренний луч солнца. Если летом и особенно осенью на вершине Иремели начали возникать серые рваные тучи и клочья их, отрываясь, поползли в сторону степей – и все! – кончилась хорошая теплая погода, начинается нудное холодное ненастье! Если же вершина заклубилась белыми кучевыми тучами, и молнии начали огненными мечами сечь гору, – жди в степи теплых благодатных дождей, после которых подымятся и пойдут в рост сочные травы. Оттуда с Иремели текут все реки. Там, среди лета начинается зима, появляется первый снег. Осенью оттуда спускается в степи холод, а затем и зимняя стужа.

У башкир сложилось представление, что все это происходит не случайно – там, на вершине Иремели наверняка живут боги, помогающие людям жить.

Разве там не живет бог Воды? Если не он, то кто же спускает с горы так много рек? Рек с прекрасной, чистейшей водой? Он дает людям воду для питья, водопой для скота и живительную влагу травам, будет много воды в реках и в многочисленных озерах, будет хорошо напоена влагой земля, покроются сочными травами склоны гор и степные просторы, будет сыт и скот у кочевников. Окрепнет и быстро подрастет молодняк, увеличится поголовье скота в табунах – главное богатство кочевников.

Разве не там живут боги дня и ночи, если всем видно, что они там засыпают и пробуждаются? А бог — Грозы? Боги – Зимы и Лета? Все обнаруживают себя в первую очередь и чаще всего на вершине Иремели!

Постепенно, в течение веков всю вершину горы Иремель башкиры-кочевники, язычники по вероисповеданию, заселили своими богами.

Однако в жизни не всегда все бывает благополучно. Особенно во взаимоотношениях с богами. Бывают и бесснежные, морозные зимы, холодные сухие и затяжные весны, когда все вымерзает или, чуть взойдя, засыхает. Тогда от бескормицы начинает массовый падеж скота, а за ним гибнут люди. Бывает и так, что жаркая весна вдруг переходит в невероятно сухое засушливое лето. Снова все выгорает, гибнет скот – в первую очередь молодняк. Для скотовода приходит страшная беда. И опять гибнут люди.

У народа создается впечатление, что боги чем-то недовольны, сердятся, отвернулись от людей, не хотят им больше помогать. Надо немедленно умилостивить богов, задобрить их разными подарками – приношениями, вернуть их расположение к людям. Надо так же поменьше беспокоить их мелочными просьбами, сберегать их покой, охранять их жилище.

Вот и была Иремель объявлена Священной горой – жилищем богов и на несколько веков закрыта для посещения простому народу. Никто не имел право подниматься на гору без разрешения старейшин. Никто не смел охотиться в лесах Иремели – беспокоить богов своим присутствием.

Даже обращаться к богам с просьбой, приносить им подарки, было дозволено только отдельным, самым уважаемым людям. Ходить на поклон богам разрешалось только по установленным тропам.

Таких троп первоначально было две. Аргаяшские башкиры, жившие на территории теперешней Челябинской области, пользовались северо-восточной тропой – через аулы бея Хасана, через летние кочевки – яйляу на восточных склонах Аваляка, через его хребет к озеру в Иремельском котловане.

Ближайшие башкирские племена и башкиры восточных степей, что у реки Тобол, пользовались восточной тропой через аулы бея Сакала, через его кочевки на Аваляке и тоже к озеру под Иремелью. Севернее озера обе тропы сходились в одну. Дальше эта тропа по устью каменной реки поднималась сначала на восточный перевал между Большой и Малой Иремель к большому священному роднику, затем через северный перевал на самую вершину Большой Иремели. Моления с приношениями подарков богам устраивались на берегу озера, что находится на высоте в тысячу метров в Иремельском котловане, у большого родника на восточном перевале, дающем начало каменной реке, и у родников на главной вершине.

Приношения делались всем богам, но чаще всего богу лета, чтобы заставлял солнце лучше обогревать своим теплом башкирские кочевья; и богу воды, чтобы давал больше воды из недр горы для нужд людей, скота и земли.

Приношения делались лоскутками цветной материи, попадавшей в кочевья с булгарскими купцами, мехами диких зверей, добытых на охоте, обрывками изношенной старой конской сбруи. Бывали и другие приношения – кусками самой жирной вареной конины или баранины и бортевым сотовым медом.

Приношения давались каждому богу раздельно и развешивались на сухих ветках карликовых елей не берегу озера, раскладывались на громадной каменной плите у родника на восточном перевале и на самых высоких приметных камнях у родника на главной вершине. Доверялось это делать только самым почетным людям в кочевьях – аксакалам, баям – старшинам. Позднее – шаманам. Могли подниматься по тропе на гору также сынчи-гадатели по небесным светилам – предсказатели будущего, прорицатели – советники и беев и ханов.

Жилищем богов – Священной горой считали Иремель в первую очередь башкиры древнейшего племени – тамьянцы, живущие по соседству с горой, а также живущие южнее их крупнейшее по тому времени племя – катайцы. Знали о ней как о священной горе табанцы и кыпсяки и многие другие племена.

Даже самые древнейшие предания башкир связаны с Иремелью. Так, сыновья самого первого батыра всех башкир – батыра Урала, выполняя наказ своего умирающего отца – добыть питьевую воду для башкир, напоить водой свой народ и его скот, обратили свой взор, прежде всего на Иремель.

Старший его сын, молодой батыр Идель, взял меч своего отца. Ударом этого меча рассек Иремель пополам, и потекла из этой щели главная река всех башкир Агидель (Белая). Удар был так силен, что дала гора много щелей, из которых потекли малые реки, верхние протоки Агидели, теперешние Большой и Малый Авняр, Тыгын и Синяк.

Второй сын, молодой батыр Яик, тем же мечем, еще раз ударил по Иремели и рассек ее снова донизу. И потекла из горы новая река Яик – теперешний Урал. Из образовавшихся при ударе других щелей потекли реки Уй, Ай и Тюлюк.

Помогали своим братьям и другие сыновья батыра Урала. Его сын, батыр Нугуш, ударом меча рассек гору Юрмату и выпустил из нее реку Нугуш.
Приемный сын батыра Урала, молодой батыр Сакмар, отсек от главного хребта гору Ирендык – дал начало реке Сакмаре.

Выполнив волю своего отца, молодые батыры Идель, Яик, Нугуш, Сакмар – обеспечили весь башкирский народ чистейшей питьевой водой. Первый батыр башкир Урал, умирая, завещал своему народу никогда не пить воду из озер, омутов и ям, так как сам он допустил ошибку и умер только потому, что напился воды из озера. Как после этого не почитать гору Иремель, которая дала столько воды всему башкирскому краю – обеспечила весь народ, его скот и напоила землю.

Знатные люди из башкир: батыры – вожди племен, всеми уважаемые мудрые аксакалы, бек и старшины – вожди родов каждый в своей жизни старался не один раз побывать на Священной горе Иремели – в жилище богов. Посоветоваться с ними или обратиться к ним с просьбой от имени народа. Простой же народ, и особенно молодые егеты, также хотели побывать на Священной горе, но им разрешался путь только до Иремельского озера. Выше для них тропа была запретной.

Когда, не захотев подчиниться монголо-татарскому игу, часть башкир начала уходить в недоступные пришельцам горы, первыми переселились из степей Зауралья тамьянцы и катайцы.

Они заняли весь теперешний Белорецкий район и часть Учалинского. Но и отсюда они продолжали считать свою Иремель Священной горой. Даже проложили к ней новую тропу с юга. На пути этой тропы, на самых подступах к Священной горе попадается река Тыгын и скалистые тыгынские горы. Однако их название еще раз подтверждает, что запрет на беспричинное посещение Священной горы остается в силе, что на вашем пути есть всякие преграды, которые очень трудно преодолимые. Ведь слово «Тыгын» означает «туда хода нет», «очень узкая горловина».

Позднее утверждение ислама главной религией для всех тюркских народов, в том числе и для башкир, привело со временем к тому, что про Иремель, как Священную гору для башкир, постепенно стали забывать.

Фото: Олег Меньков. 
Оплата посещения
Чтобы посетить природные парки, вы можете оплатить въезд в парк прямо на нашем сайте
Всего к оплате:

0